Имя, волосы и судьба. Гармония имени и волос как путь к успешной жизни. Волосы и деньги. Прическа по судьбе.

 

Богини в каждой женщине. Новая психология женщины. Архетипы богинь. Стр. 108


Мужчина и женщина богиня.


      Подталкивая дочь к действиям, прежде чем она будет к ним готова, экстравертная, с хорошими намерениями мать часто не дает времени своей дочери-Персефоне разобраться в ее собственных предпочтениях. Подталкиваемая словами "быстрее шевели мозгами!", юная Персефона, вероятно, скорее будет делать то, что приятно другому человеку, чем сопротивляться. Так она учится быть пассивной.
      Наоборот, поддержка поступков, соответствующих ее природе, может научить юную Персефону доверять своему внутреннему способу познания и понимать свои намерения. Она постепенно учится доверять своему врожденному восприимчивому стилю и обретает уверенность в своей способности решать что-то по-своему и за необходимое ей для этого время. Ее предпочтения, исходящие из внутренних ощущений, субъективны и правильны для нее, хотя она не может точно определить и объяснить логически их причины.
      Родители.
      Нередко дочь-Персефона – "маленькая мамина дочка", вместе со своей матерью появляющаяся в объединенной схеме "Деметра-Персефона". Матери этого типа часто обращаются со своей дочерью как с расширением себя самой, способствующим их самоуважению или умаляющим его. Эта схема поведения может преобразоваться в очень близкие отношения, в частичное слияние души матери и дочери. Мать выбирает детские компании, уроки танцев или музыки, даже подруг, как будто лелеет саму себя. Она дает дочери то, что сама хотела получить или пропустила, когда была ребенком, не считаясь с тем, что у дочери могут быть другие потребности.
      Дочь-Персефона не старается опровергнуть впечатление, что ее пожелания в отношении важных для нее вещей совпадают с желаниями матери. По своей природе она восприимчива и податлива и хочет быть приятной. (Напротив, маленькие Артемида и Афина в два года отчетливо говорят "нет!" платью, которое не хотят носить, или усилиям отвлечь их от исполнения своих намерений.).
      Делающая карьеру мать-Афина может удивляться: "Как у меня могла получиться эта маленькая принцесса?" В какой-то момент она получает удовольствие оттого, что является матерью такого ребенка, а в следующий – расстроится кажущейся нерешительностью своей дочери и ее неспособностью сказать, что у нее на уме. Разочарование матери-Артемиды другого рода. Она гораздо легче допускает субъективные чувства дочери; ее раздражение и гнев направлены на недостаток у той собственной воли. Она увещевает свою дочь: "Учись стоять за себя!" Обе матери – и Афина, и Артемида – могут или помочь дочери-Персефоне развивать те качества, которые они сами ценят, или исподволь вселять чувство несоответствия их требованиям.
      У многих юных Персефон отсутствует тесная связь с отцом. Отец может быть обескуражен и расхоложен собственнической матерью-Деметрой, которая претендует на исключительную, единственную связь со своей дочерью. Если он – традиционный муж, гордящийся тем, что никогда не сменил ни одной пеленки, то предпочтет не вовлекаться в ее дела, поступая подобно многим мужчинам, не вмешивающимся в то, как мать воспитывает дочь, но активно занимающимся сыном.
      В идеале юная Персефона должна иметь родителей, которые уважали бы ее собственный глубинный способ познания мира и доверяли ее выводам. Они обеспечили бы ей разнообразие переживаний, не принуждая ее к ним. Таковы родители, научившиеся ценить свою собственную интровертность.
      Юность и молодость.
      Опыт жизни юной Персефоны в старших классах обычно становится продолжением ее ранних лет. Если она выросла, приняв отношения типа "мама знает лучше", то ее мать делает покупки вместе с ней, выбирает ей одежду, влияет на ее выбор друзей, интересов, а теперь и свиданий. Такая мать проживает опыт своей дочери по принципу замещения, жадно впитывая подробности о ее свиданиях и действиях и надеясь, что дочь доверяет ей и делится всеми секретами.

 

Назад                         Вперед